Рубрики
Статьи

Сущность женщины в философии.

Сущность женщины в философии.

Любая из женщин способна испытать шквал эмоций при попытках мужчин охарактеризовать ее в прокрустовом ложе мужских «объяснений»: вот она сама, таковы ее поступки… Чаще всего такие ситуации забавляют. Ну а разговор о ней без ее присутствия вызовет как минимум негодование. Но и идентифицировать себя самостоятельно женщина не может. Не может потому, что не в состоянии говорить от своего собственного имени, высказать свое Я.

Один философ выразил мысль о том, что женщина просто не существует в собственном смысле, так как говорит по-мужски и смотрит на себя мужским взглядом. Поэтому говорить о женщинах и за женщин остается уделом сильного пола. Абсолютно все разговоры, в конце концов, сводятся к тем самым «милым», «нежным» и «ласковым».

Господствующий в европейской культуре фаллоцентризм наложил свой отпечаток на мировоззрение и язык мужчин. Они мило улыбаются при виде того, как женщины всеми силами пытаются искоренить это в себе. Но так ли все просто и обыденно в нашей жизни, где присутствует изначально культ мужчины и повиновение и кротость женщины?

Женщины присутствуют везде, а присутствовать – это значит быть при сути. Как бы ни отрицали это мужчины, на самом деле так оно и есть.

Начиная с эпохи средневековья, началась своеобразная «игра на раздевание». В эпоху куртуазных отношений галантный кавалер выбирал себе предмет обожания, как правило, замужнюю даму. Дабы быть одаренным любовью обожаемой, наш галантный рыцарь должен был бросить к ногам дамы свою свободу и жизнь, пройти тернистый путь сердечных и душевных терзаний. Тем самым недосягаемость и обожание издалека были основными правилами игры, ключевое место в которой отводилось женщине. Именно женщина становится тем основным звеном, которое запускает и затягивает в эту игру все сущее.

Описание этой игры есть не что иное, как образец развития и становления принципов и идеалов средневекового человека. Дикая тяга к тайному и недоступному – основная черта его мышления. Каждому из нас свойственно познавать мир, чтобы получить максимум комфорта, реализовать себя и наслаждаться жизнью. В средневековую пору это означало познать, понять и отнести к чему-то Высшему и Иному. Любое действие в итоге своем оказывалось комментированием чего-то тайного, недоступного и весьма желаемого – своеобразного священнодействия.

Само слово «священнодействие» – это и есть служение чему-то таинственному, воспринимаемому только сердцем. И вовсе не стоит обострять внимание на том, будь это истина, Бог или же дама сердца. Получается, что служение даме и поиск смысла и истины происходит по тем же самым законам, что и действия с вещью. Примем это с долей иронии и проследим за дальнейшим процессом самообнаружения женщины и ее становлением.

Основной потребностью человека Нового времени становится держать при себе и властвовать вещами. Уже не столь важна суть вещи, ее происхождение. Главным и ведущим аспектом становится представлять (ставить перед собой и держать вещь, пока не надоест) и сама сущность вещи – почему она именно такая, а не иная. Знание вещи неразрывно связано со знанием, как с нею поступать и пользоваться. Стерлась грань между понятиями «знаю» и «могу». Всякое знание может быть и должно немедленно исполниться. Существует только одна задача: взять вещь, изучить ее досконально, определить ее значимость и нужность и, исходя из этих параметров, сравнивать с другими вещами. Бал правят количество и штучность. Свои коррективы в поиски истины внесло лишь то, что эта эпоха славилась как время наслаждения и желания. А тем приятнее наслаждение, чем оно недостижимее. В 18-м веке прямота и непосредственность считались предосудительными, именно тогда возникло искусство словесного флирта – обхождения.

В чем разница между флиртом и распущенностью? Гельвеций пытался определить это так, что истину часто называют распущенностью только самые трусливые и низкие люди. Именно развитие флирта как искусства говорит о желании не познавать, а лишь наслаждаться. Страсть и борьба уже никому не нужны, женщина заведомо согласна на все, а ее игра в недоступность и временные колебания – не что иное, как одно из средств увеличить наслаждение. Своего апогея достигает культ любовника, который тем только и приятен, что, в отличие от мужа, дарит только наслаждение.

В эпоху рококо женщины заполняют сердца и умы, побуждают к активным действиям. Женщины вновь становятся чем-то недоступным и недосягаемым, тайным и все более желанным.

Лишь в 20-м веке исчезает пропасть между вещью и человеком. Философия направлена на самополагание и самообнаружение вещи в потоке сознания, и все недостижимое и тайное становится близким и родным. Истина не дается легко, как и женщина, она держит себя на недосягаемом расстоянии, и в этом ее сила. Ф. Ницше говорил о том, что философия признает женское волшебство и могущество как действие на расстоянии, причем важнейшим определяющим параметром является сама дистанция.

Философия лишь находится у истоков образования личности. Женщина же служит основанием и побудителем для действий любого человека. Таким образом, философия – это и есть то самое место самообнаружения женщины, такой тайной и желанной.

Поделиться ссылкой: